СОЛОНИЦА - русская деревенька в Нижегородской области!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стихи о русской деревне

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

О русских деревушках  очень много сказано и в стихах, и в прозе. Есть и удивительно трогающие душу, потрясающие по силе песни о деревне.

Для меня самый любимый в этом ряду "последний поэт деревни" - Сергей Есенин. Поэтому и хочу я начать эту тему именно его стихами и конечно же нужно немного рассказать и о нём самом, его творчестве.

«Последний поэт деревни» С. Есенин

К черту я снимаю свой костюм английский.
Что же, дайте косу, я вам покажу —
Я ли вам не свойский, я ли вам не близкий,
Памятью деревни я ль не дорожу?
С. Есенин

За Сергеем Есениным прочно укрепилась слава поэта “с крестьянским уклоном”. По своему рождению и призванию он был таковым:

У меня отец — крестьянин,
Ну, а я — крестьянский сын.

Мир стихов Есенина — мир сельский, в такой же степени как мир поэзии Маяковского или Блока — городской. Поэт — один из немногих в русской литературе того времени выходец из деревни, и он по праву воспринимал себя как лирического представителя сельского уклада в многообразии направлений современной ему поэзии.
Первый сборник есенинских стихов называется “Радуница”. С ним нам открывается возможность заглянуть в жизнь родной поэту деревни. Его пейзажи только отчасти “природны” — в них настойчиво возникают детали, связанные с сельским бытом:

Сыплет черемуха снегом,
Зелень в цвету и росе.
В поле, склоняясь к побегам,
Ходят грачи в полосе.

Не просто поля, а пашни и нивы, не столько луга, сколько сенокос становятся объектом описания у автора. Сельская жизнь во всех ее проявлениях — вот содержание ранней поэзии Есенина. Крестьянский труд со всеми его тяготами и радостями влечет к себе поэта: косьба, кузнечное дело, работа пахаря и жнеца — все это хочет описать он в своих стихах. Однако не только будни, но и праздники деревни находят свое отражение у Есенина. Троицын день и Купалье, девичники и солдатские проводы, сельские гулянья и ярмарки неизменно сопровождают читателя его стихов. Так, в чередовании трудов и немудреных праздников, и проходит жизнь обитателей деревенского мира Есенина. Мир этот — патриархальный, со своими обычаями и ритуалами, глубоко религиозный. Розовые иконы, сельская церквушка, богомольцы, сам Господь, идущий “пытать людей в любови” — все эти образы суть неотъемлемая часть его описаний. Религиозность присуща деревне изначально, это тот источник, из которого выросла глубокая нравственная сила народа, чистота и любовь к ближнему. А кроме того, в ней — мощное эстетическое начало, ведь всякий церковный ритуал, всякий праздник одновременно и яркое, радующее душу зрелище:

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.

Постепенно в поэзии Есенина образ деревни перерастает в олицетворение всей России. Близкий и дорогой его сердцу уклад жизни поэт распространяет на всю страну:

Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа...
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Мечты о будущем России у Есенина связаны, прежде всего, с патриархальным сельским раем. Городской цивилизации он предпочитает жизнь, “привязанную” к земле, к деревенскому труду, к природе. Индустриальная Америка вызывает у него чувство острого неприятия. Его мечта — изменить облик этой “отколотой” страны:

И вспашу я черные щеки
Нив твоих новой сохой...

Его Инония — райская страна — видится ему в нивах и хатах, в лучах заходящего солнца, со светлым именем Спаса.
Для художественной системы Есенина свойственно противопоставление города и деревни, причем ему придан поэтом характер глобального, мировоззренческого конфликта. В творчестве автора можно проследить целый ряд контрастных признаков, присущих этим двум мирам: мир сельский — здоровый, чистый, полноценный, светлый, добрый, естественный и живой; мир городской — больной, порочный, ущербный, мрачный, жестокий, искусственный и мертвый. Жизнь в городе пагубно сказывается на душе героя:

Я усталым таким еще не был...
Бесконечные пьяные ночи
И в разгуле тоска не впервъ!

Он с грустью вспоминает свою прежнюю жизнь, чуждую городским порочным забавам, суете. От всех его простых и светлых радостей сельского мира только и осталось, чтобы “грусть свою уменьшить”, “золото овса подать кобыле”, увиденной на городской улице. Герой чувствует себя неуютно в новом для него городском мире. Его решение остаться в нем сулит боль и тоску, пьяные ночи в столичных кабаках, репутацию “хулигана”. И поэтому ему часто хочется вернуться в родную деревню:

Слушать песни дождей и черемух,
Чем здоровый живет, человек.

Город враждебен и агрессивен. Он наступает на милые сердцу поэта поля. Под пятой железного коня трогательный тонконогий жеребенок обречен на гибель, спелые колосья соберет неживая, чужая ладонь, а певцу родимой страны придется ей петь “аллилуйя”. Наступление города автор сравнивает с безжалостной охотой, с травлей:

Город, город, ты в схватке железной
Окрестил нас как падаль и мразъ.

В послереволюционном творчестве Есенина тема деревни обрела новое звучание. Село изменилось. С церквей и колоколен сняты кресты, вместо икон — портреты Ленина, кругом — суета, новая жизнь, новые интересы. Никто не узнает поэта в родном селе, которое, как чувствует герой, когда-то будет только тем и знаменито, “что здесь... баба родила российского скандального пиита”. С тоской глядит поэт на новую деревню, где не нужна его поэзия, да и он сам. И в его стихах появляются новые настроения. Он пытается привыкнуть к происходящему и увидеть в нем что-нибудь близкое. Он пишет: “Мне теперь по душе иное”. Бедные поля, жалкие лачуги, нищета — вот таким он видит образ прежней деревни. Во имя благоденствия, богатства страны — “каменного и стального” — он отступается от нее. Но нельзя сказать, что поэт предает родной ему жизненный уклад, переходит в стан противника. Нет, ему по-прежнему близки идеи его молодости. Он по-прежнему дорожит теплом и светом сельской жизни. За поверхностным городским лоском, за лайковыми перчатками и заграничным костюмом — все тот же “беспечный парень”, который запросто может взять в руки косу и вывести ею “травяные строчки”; читать их сможет “каждая корова”, и оттого душу героя наполняет радость: результат его труда ясен и очевиден, к тому же несомненно полезен, тогда как стихи... И потому он с полным правом говорит о себе:

Все равно остался я поэтом
Золотой бревенчатой избы.

У слова “золотой” — несколько значений. Их совокупность, на мой взгляд, как нельзя более полно и точно характеризует отношение Есенина к данной теме. Во-первых, “золотой” — значит, сделанный из золота, то есть драгоценный, дорогой (в обоих смыслах слова). Во-вторых, “золото” — так мы говорим о чем-то или ком-то замечательном, прекрасном. В-третьих, золотой — это цвет солнца, источника света и тепла, цвет, излюбленный автора. В его стихах — “солнца луч золотой”, золотые звезды, позолота листопада, золото колосьев, “земля моя златая”. Это слово — одно из самых распространенных эпитетов в поэзии Есенина, и с ним всегда связано чувство неизбывной любви и света. И потому изба у поэта “бревенчатая” и “золотая”.
В ряду певцов сельской жизни Есенин, пожалуй, действительно “последний поэт”. Всем своим творчеством он был предан этой теме. Проникновенность, глубокое чувство, поэтическая сила его стихов о деревне не оставляют равнодушным читателя и свидетельствуют о том, что всем сердцем, всей душой автор любил этот прекрасный и светлый мир своего детства и своих взрослых снов.

Источник:http://www.litra.ru/

увеличить

2

Сергей Есенин... В самом звучании этого имени слышны певучесть, музыка родных раздолий, шум зеленых дубрав. "Страна березового ситца" породила яркого, самобытного поэта, воспевшего в своих удивительных стихах ее синие озера, малиновую ширь полей, желтые дороги, седые вербы. Есенин создает зримые поэтические образы заросшего пруда, поля, белого сада. Сколько добра, красоты, любви к родным местам слышится в стихах поэта!

Край любимый! Сердцу снятся
Скирды солнца в водах лонных.
Я хотел бы затеряться
В зеленях твоих стозвонных. Перелистывая томик Есенина, убеждаешься вновь и вновь: каждая строчка его стихов — это признание в любви родным полям, березкам, перелескам. Отними у Есенина эту любовь — и он погибнет, ведь поэт живет и дышит родиной.

О Русь — малиновое поле
И синь, упавшая в реку, —
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.

Природа у Есенина, подобно человеку, поет и плачет, грустит и радуется. Многие его стихи — это поэмы о березе, которая стала своеобразным символом всего русского. Читаю и ощущаю "зеленое" дыхание берез, "свежий и горький" запах "милых березовых рощ". Неброская, но трогательная, щемящая красота отличает есенинскую березку в "юбочке белой", которая остается непостижимо прекрасной в своем зеленом наряде. Сколько нежных и светлых чувств звучит в таких знакомых строчках поэта:

Я навек за сиянье и росы
Полюбил у березки стан,
И ее золотистые косы,
И холщовый ее сарафан...

В зарисовках старой деревенской Руси я нахожу у Есенина не только радостные, но и грустные тона. Источник их таится в самой действительности — тяжелой, нищей, отсталой жизни деревни с ее ветхими, сиротливо прячущимися избами, заброшенными церквушками. И тогда в стихах Есенина преобладает тихая, "плакучая дума", возникают унылые, тусклые пейзажи.

Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь,
Сенокос некошеный,
лес да монастырь.

Немногие поэты так видят, чувствуют красоту родной природы, как Есенин. Она мила и дорога сердцу поэта, хоть и неярки, незатейливы ее краски. Есенин сумел передать в своих стихах ширь, бескрайность деревенской России:

Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза. Но рядом с этими привольными просторами "у низеньких околиц звонко чахнут тополя". Не все радует взор поэта в старой деревенской Руси, но она гораздо ближе Есенину, чем новая индустриальная Россия. Он с тревогой и болью переживал ломку привычного уклада жизни, называя себя "последним поэтом деревни". Отсюда и появление в его лирике грустных ноток, страха перед деревней, меняющей свое лицо. Лишь постепенно в стихах Есенина ослабевает тревога, вызванная наступлением индустриального города.

Полевая Россия! Довольно
Волочиться сохой по полям!
Нищету твою видеть больно
И березам и тополям.

Наступил 1917 год, который не мог не повлиять на мировосприятие Есенина. Как отнесся поэт к Великому Октябрю? Верил ли он в преобразующую силу революции? Он и в жизни, и в поэзии называл себя большевиком. В стихотворении "Иорданская голубица", написанном в 1918 году, есть такие строчки:

Небо — как колокол,
Месяц — язык,
Мать моя — родина,
Я — большевик.

Значит, Есенин, как и Блок, верил в новую Россию большевиков. Но верил совершенно по-иному. Есенин считал, что революция сделает Россию великой Крестьянской Республикой, страной Хлеба и Молока, кормилицей и поилицей всего мира. В стихотворении "Инония" поэт выразил свое представление об идеальной стране. Инония — это условное место ладной крестьянской жизни. Он называет себя пророком Сергеем Есениным, говорящим "по библии" о том, что на смену христианскому раю идет крестьянский рай — Инония. В есенинском стихотворении отразились чаяния и надежды русского крестьянства, его своеобразный духовный мир. Но шли годы, а желанный рай не наступал. Перед Есениным все чаще встает мучительный вопрос: "Куда несет нас рок событий?" Ответить на него было нелегко. Душа поэта сжималась от боли при виде страшных следов войны и разрухи. Перед его глазами встают голодные опустевшие села, неухоженные поля, трещины на сожженной мертвой земле. Тогда-то и рухнули мечты поэта о "Граде Инонии". Свидетельством его тревожных раздумий о судьбах страны явилось стихотворение "Возвращение на родину". Взгляд повзрослевшего поэта видит то новое, что появилось в родных местах. Здесь нет уже прежней поэтизации деревни. Лирический герой стихотворения, в котором угадывается автор, делает "множество открытий", обращая внимание на бедный, неприглядный быт, подгнившие кресты на кладбище. Но, кроме внешних перемен, в родной деревне произошли внутренние изменения: в семье наметился раскол. Сестры-комсомолки, как Библию, читают "Капитал", выбрасывают иконы, причиняя этим страдания глубоко религиозному деду.

Ах, милый край!
Не тот ты стал,
Не тот.
Да уж и я, конечно, стал не прежний.
Чем мать и дед грустней и безнадежней,
Тем веселей сестры смеется рот.

Здесь нет ни единого слова осуждения новому укладу жизни, властно вторгающемуся в патриархальный крестьянский быт. Только тихая грусть о том, что в советской России он может быть только "попутчиком", а не строителем ее будущего. Этот мотив отчужденности от горячо любимой родины приобретает новую силу и глубину в стихотворении "Русь советская". Повторяется тот же сюжет — возвращение на родину. В душе героя, вернувшегося через восемь лет в родную деревню, проходит целая гамма чувств и настроений, порожденных изменениями, которые произошли в родимом краю. Это волнение и смятение поэта замечательно передано в строчках:

Язык сограждан стал мне как чужой,
В своей стране я словно иностранец.

Поэт с обидой и грустью замечает, что молодежь с упоением поет "агитки Бедного Демьяна", а его стихи уже никому не интересны:

Моя поэзия здесь больше не нужна,
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Но герой сумел преодолеть в себе и обиду, и горечь, и недоумение. Он приемлет, приветствует новую советскую Русь, искренне желает ей счастья и процветания, готов отдать ей душу, "но только лиры милой не отдам". Честность и доброта Есенина, его нежелание следовать политической конъюнктуре помогли ему стать поистине народным поэтом, стихи которого кажутся и сейчас такими же современными и своевременными, как и при жизни поэта. Его стихи не только читают и рассказывают наизусть, многие из них стали народными песнями, их поют и хором, и с эстрады. Слыша по телевизору очередную интерпретацию есенинских стихов, каждый раз поражаешься тому заряду доброты, который они несут людям, они учат нас любить людей и родину, несут светлую красоту, которой так не хватает нам сегодня.

Я горжусь Есениным, ведь он никогда не отделял своей судьбы от судьбы родины и народа на крутом повороте истории. Он мог, как многие русские поэты, найти приют в какой-нибудь "благополучной" стране, обзавестись поклонниками и поклонницами — и прощай, "немытая Россия", с которой еще неизвестно, что будет. Но нет, Сергей Есенин предпочел написать вот эти строчки, которыми я и хочу закончить свое сочинение:

Если крикнет рать святая:
"Кинь ты Русь, живи в раю!"
Я скажу: "Не надо рая,
Дайте родину мою".

Источник;http://www.kostyor.ru/student/?n=153

увеличить

3

Сергей Есенин

Я иду долиной. На затылке кепи,
В лайковой перчатке смуглая рука.
Далеко сияют розовые степи,
Широко синеет тихая река.

Я - беспечный парень.  Ничего не надо.
Только б слушать песни - сердцем подпевать,
Только бы струилась легкая прохлада,
Только б не сгибалась молодая стать.

Выйду за дорогу, выйду под откосы,-
Сколько там нарядных мужиков и баб!
Что-то шепчут грабли, что-то свищут косы.
"Эй, поэт, послушай, слаб ты иль не слаб?

На земле милее. Полно плавать в небо.
Как ты любишь долы, так бы труд любил.
Ты ли деревенским, ты ль крестьянским не был?
Размахнись косою, покажи свой пыл".

Ах, перо не грабли, ах, коса не ручка -
Но косой выводят строчки хоть куда.
Под весенним солнцем, под весенней тучкой
Их читают люди всякие года.

К черту я снимаю свой костюм английский.
Что же, дайте косу, я вам покажу -
Я ли вам не свойский, я ли вам не близкий,
Памятью деревни я ль не дорожу?

Нипочем мне ямы, нипочем мне кочки.
Хорошо косою в утренний туман
Выводить по долам травяные строчки,
Чтобы их читали лошадь и баран.

В этих строчках - песня, в этих строчках - слово.
Потому и рад я в думах ни о ком,
Что читать их может каждая корова,
Отдавая плату теплым молоком.

Июль 1925, Москва

***
Спит ковыль. Равнина дорогая,
И свинцовой свежести полынь.
Никакая родина другая
Не вольёт мне в грудь мою теплынь.

Знать, у всех у нас такая участь,
И, пожалуй, всякого спроси -
Радуясь, свирепствуя и мучась,
Хорошо живётся на Руси.

Свет луны, таинственный и длинный,
Плачут вербы, шепчут тополя.
Но никто под окрик журавлиный
Не разлюбит отчие поля.

И теперь, когда вот новым светом
И моей коснулась жизнь судьбы,
Всё равно остался я поэтом
Золотой бревенчатой избы.

По ночам, прижавшись к изголовью,
Вижу я, как сильного врага,
Как чужая юность брызжет новью
На мои поляны и луга.

Но и всё же, новью той теснимый,
Я могу прочувственно пропеть:
Дайте мне на родине любимой,
Всё любя, спокойно умереть!

Июль 1925

***
Каждый труд благослови, удача!
Рыбаку - чтоб с рыбой невода,
Пахарю - чтоб плуг его и кляча
Доставали хлеба на года.

Воду пьют из кружек и стаканов,
Из кувшинок также можно пить -
Там, где омут розовых туманов
Не устанет берег золотить.

Хорошо лежать в траве зелёной
И, впиваясь в призрачную гладь,
Чей-то взгляд, ревнивый и влюблённый,
На себе, уставшем, вспоминать.

Коростели свищут... коростели...
Потому так и светлы всегда
Те, что в жизни сердцем опростели
Под весёлой ношею труда.

Только я забыл, что я крестьянин,
И теперь рассказываю сам,
Соглядатай праздный, я ль не странен
Дорогим мне пашням и лесам.

Словно жаль кому-то и кого-то,
Словно кто-то к родине отвык,
И с того, поднявшись над болотом,
В душу плачут чибис и кулик.

12 июля 1925, Константиново

4

Ольга, родная ты моя! Душу до слёз трогают  приведённые здесь тобой стихи Есенина.Сразу представила себе забытую Богом нашу самую милую и родную  , затерянную в лесах деревеньку, будто о ней писал Есенин :" Край ты мой заброшенный, край ты мой пустынный,сенокос некошенный... . Не могу... слёзы душат. Всколыхпулось всё.... Слёзы душат... . Вспомнила твоего отца и маму твою (мою дорогую сестричку) , царствие им небесное, они особенно восхищались стихами Есенина : он -то глубоко вникал в крестьянскую душу. Спасибо тебе, Олюшка, за эту страничку , ты просто УМНИЦА НАША (как всегда!). Мама с папой твои за это тобой ,без сомнения, гордятся! Привет от моих сестричек -Тины и Гали.